Джоан Брукс

Собачья свадьба: автоэтнография оргии

Подготовка публикации: Галина Рымбу

** Участвовавшим в описываемых событиях и особенно их родственникам не следует читать данный текст. Или по крайней мере читать с большой осторожностью. Читающим, которые знают участвовавших и их родственников, не следует провоцировать их упоминанием содержания текста, кроме как если участвовавшие или родственник начнут разговор сами. Родственников следует понимать широко, включая в них всех бывших, настоящих и будущих возлюбленных и любое потомство этих связей. **

Воспоминание

1 мая 2014 г. То есть уже 2 мая. Комната полуосвещена и полна дыма. Несколько незнакомых людей толкутся вокруг, но я вижу только одного из них — мужчину, стоящего у окна. Рядом с ним длинный стол, покрытый пятнами, окурками и разнообразными обертками еды. Я лежу на диване, пьяное до беспамятства, на грани сна. Женщина трахает меня. Я лежу тихо и дозволяю ей.

Я чувствую только верхнюю часть тела, ощущений в гениталиях у меня нет. Я могу видеть женщину, но только краем глаза. Я не ощущаю её движения, только её белокурые волосы, белую рубашку и смутно — её исступлённую позу. У меня гораздо яснее впечатление второй женщины, сидящей в кресле у моей головы. Её ладонь лежит на моей руке, и прикосновение утешает меня и придает мне ощущения безопасности. В единственном временнóм фрагменте воспоминания, я беру руку второй женщины и притягиваю её к себе. На несколько мгновений она допускает притяжение, а затем отдёргивает руку. Есть ещё четвёртый участник, мужчина, но у меня нет зрительного или осязательного впечатления о нём. Если я закрываю глаза, я лишь едва ощущаю его присутствие, сидящего на краю дивана рядом с женщиной, трахающей меня.

Таков субъективный феноменологический образ оргии, который я способно произвести сегодня, спустя шесть лет бессознательной фильтрации и вытеснения. Но есть ещё. Есть также текстовая документация оргии в форме писем между мной и женщиной, которая меня трахнула. Почему нам нужно было написать эти письма? Потому что то не был просто половой акт. Было также сложносочиненное, сотрудничающее размышление об акте. Посредством этого размышления оргия была задним числом учреждена в качестве революционного перформанса, aktion. У неё даже есть название: «Собачья свадьба». Автором этой акции была санкт-петербургская фракция группы Война.

Случившись в Первомай 2014 г. вскоре после Майданной революции и аннексии Крыма и в преддверии Манифесты 10, которая должна была начаться в июне, оргия была как лично-половой, так и политико-эстетической. Моя автоэтнография должна, следовательно, обнаружить места, где эти категории пересекаются и сталкиваются.

Всякое воспоминание есть коллаж фикций, как бессознательных, так и сознательных, сочинённый согласно спирали реального, воображаемого и символического регистров. В символическом оргия была перформативным вымыслом, включавшим весь контекст, мной описанный и, самое важное, эпистолярную обработку, произведенную впоследствии. Это уровень автоэтнографии, который я могу разобрать. Напротив, воображаемое — это где я могу попробовать воссоздать мое расчленённое тело среди прочих расчленённых тел в оргии. Наконец, реальное доступно моему сознанию только посредством тревоги, которую запускает воспоминание. На этом уровне моя задача в том, чтобы разрядить триггеры тревоги, вынося их вперёд, в сознание.

Можно воображать эти регистры весьма разнообразно. Лакан употребляет борромеев узел. Бергсон предпочитает конус. Я представляю их как спиралирующую, диалектическую раковину улитки. В любом случае регистры не дискретны, а неразрывно связаны. И я чувствую эти связи физически.

Первое, символическое и реальное. Если я в психически уязвимом состоянии, символический уровень безжалостно тревожит меня. Различные слова и фразы из эпистолярных надписей вторгаются, врезаются, вбуряются в моё тело. Это мучительно болезненная, совершенно физическая форма тревоги, совершенно отличная от более распространённой, когнитивно-поведенческой разновидности, от которой многие страдают. Моя тревога звенит в моём теле как беспрестанный гудок опасности — прокатываясь по рукам, плечам, затылку, сплетаясь в узлы давления за глазами, вокруг и внутри яичек.

Второе, воображаемое и реальное. Я феноменологически осознаю стирания и провалы ощущений в воспоминании — нижняя часть тела, мужчина-участник акции и т. д. Это воображаемые призраки реального, скрывающие мои триггеры на более глубоком уровне бессознательного, нежели их место в символическом.

Наконец, воображаемое и символическое. Здесь ощущение неясного, порой отчаянного хватания за воспоминание как за утраченную полноту. Я хочу упорядочить испорченный образ, запечатать его пороги (мембраны, отверстия, протуберанцы), хочу распутывания противоречий между образом в ощущении и текстовой документацией.

У меня есть следующие документы:

⇒ Длинное, прекрасное описание, написанное по-русски женщиной, трахнувшей меня, под названием «Собачья свадьба».
⇒ Два кратких, неуклюжих рассказа, которые я написало на английском.
⇒ Обсуждение оргии на русском с женщиной, трахнувшей меня, в мессенджере.

Эти вторичные вымыслы позволяют мне разработать сцену и даже создать внешний зрительный образ — нечто вроде трясущейся живой картины, в которой мой взор направляется из другой стороны комнаты. Если я стараюсь, я могу перемещаться внутри образа и ухватывать более подробные виды действа, включая почти полнотелый облик мужчины-участника — ему не хватает только члена, хотя я знаю из писем, что женщина, которая трахала меня, также лапала его гениталии, хотя и не сумев стимулировать эрекцию. По ее рассказам, я держало его за руку, что должно было быть тоже утешительным. И, как и вторую женщину, я хотело притянуть его к себе. Но я не помню этого, и я не знаю, прикладывало ли я какое-либо усилие.

Следующая поэма, она же либретто к будущей рок-опере, производит новую документацию акции. Тут я стараюсь сохранить свою специфическую «метатранспозицию» (или «надпереустановку»), как автоэтнографко, заглядывая в прошлое своей травмы.

Поскольку я не хочу публично называть женщину, трахнувшую меня, я не ссылаюсь на какие-либо из её опубликованных работ, цитируемых в данном тексте. Все они цитировались по памяти, как часть моей интертекстовой паутины, включающей мой символический опыт нашего романа. Что касается случающегося местами, ограниченного цитирования нашей неопубликованной переписки, я считаю этот случай подходящим под принципы «fair use» (допустимого добросовестного использования в целях культурной и научной обработки). Наконец, я также считаю случай, когда она выебла меня на оргии, примером «допустимого добросовестного использования» (а теперь в печальном десадовском смысле).

Но одновременно надо сказать, что не может быть согласия в бессознательном. По крайней мере, не в моём. Только то, что я называю пиздогласие (cuntsent). В диадической пенетрационной эротической связи одно из двоих пиздоглашается быть ебомым. Это прототипично «женское» пиздо, то, которое, хотите того или нет, в мире пиздогласия, будет изнасилованным. Не то, что в него обязательно проникает дильдонический предмет, однако. Лишь прототипично. Есть такая вещь, как «circlusion» (активное окружение дильда). Затем есть также некто, кто, хотите или нет, пиздоглашается осуществлять еблю. Это прототипично «мужское» пиздо, насильницо. В своем сексуальном опыте я всегда играло в обе стороны с AFAB (assigned female at birth, назначенное женщиной при рождении) телесами. И огромная часть моего сексуального опыта может считаться изнасилованием — или меня, или с моей стороны, или обоих одновременно.*

Верю, что высшая форма согласия бессознательной ебле возможна и необходима. Верю, что можно научиться «ебать/быть ебомым бессознательное/ым» вместо того, чтобы просто заниматься бессознательной еблей (крылатый vs. бескрылый эрос по Александре Коллонтай). Но большую часть бессознательных людей не следует ебать, по крайней мере до наступления квир-коммунизма. Вместо этого с ними следует обращаться как с животными, детьми, пожилыми с деменцией и мёртвыми, то есть существами, которых не следует ебать никогда, какими бы перверсивными вы ни были, коль скоро мы намереваемся продолжить существование в качестве человеческого рода (что, разумеется, уже потерпело крах на уровне нашего самопредставления в виртуальной сфере данных). Сегодня, да и всю предшествующую человеческую историю, всех бессознательных «разъёбанных» субъектов (дубъектов), будь они движущимися во сне или в совершенной отключке, следует заботливо класть спать.

Авторизированный перевод с английского
Егора Софронова

* Подробно см. Брукс Дж. Мой перевод: автоэтнография // aroundart.org, 1 октября 2020

A Dog’s Wedding

Voina Group, SPb Faction, 2014

rock-opera libretto by Joan Brooks


FIRST VOICE




Маевка, 2014
sunny, joyous parade in the morning
the first column of the Chto Delat School

then wandering the streets in the afternoon
drinking drinking drinking
with S, O, V…
and so many others
as if all as one









the female who fucked me says yes
declares the orgy a success



but I say it was a failure
an orgy of one
a declaration of property



все началось с перформанса 23 февраля*


она привязала меня – квир-принцессу
к мачте
чтобы освободить
чтобы вместе спеть


MIDDLE VOICE


Scene One



творческие работники
красное знамя






центральный вопрос

это коллективная чувственность?
is this the dream we are always dreaming?






















and then
when she was somewhere else

квир вампир

/the majestic P, not me!/

bit my nose black
to match my eyeliner

о какой экстаз


SECOND VOICE






scotch genius and t-shirt dresses
мир труд травень



when the working day is done
girls just want to have fun










two transgressive subjects
no longer hiding their love
абсолютные любовники
fucking like dogs при всех



/I don’t say it was theft/



день небесной сотни красной армии
первый антимайдан
в квир трусах

ешь курицу ртом
my girl
квир-фаллос
рожденный наоборот

* Материнство — основа квир-освобождения.




на самом деле началось летом 2010 г.
последнее лето в питере
до новой американской работы
наконец американская работа


where they tortured me
where every day I dreamt
of a fourteen-story leap
from the Cathedral of Learning

согласно документации
куриная акция гр. «Война» произошла 20 июля*
N and I left for Pittsburgh on July 15

between the phallic salute to the FSB
and the playful riot of the palace coup

Scene Two




















and that’s why I loved you
that’s the only reason why
social climber, colonizer
Julien Sorel

everything else was gravy




for my wife
my son
my mother
my father
and his father and his father and his…


башня смерти
башня смерти
башня смерти



who snatched the chicken?



кто кого ебал?

* По что пиздили куру? (2010). https://plucer.livejournal.com/281211.html. В видеодокументации четко видно несколько разных супермаркетов, которые, несомненно, посещались в разные дни.

















I argue:
The chicken action performs a stiob deconstruction of the question “who is fucking whom” (кто кого ебет), eroding the distinction between fucking and fucked.*

Белоснежка
Снежная невеста
Зоя, все Зой и Зоя

поднимается кобель

Scene Three

СОБАЧЬЯ СВАДЬБА
1–2 мая 2014

the transgressive humiliation of a whore























waving the red flag of
her
/their/ /non-/
presence
in the world








chickens are dumb
cunts and whores
100% murder rate
why don’t they rise up?

– Louis C.K.

/Молодцы! – С/

She argues:
No. This question is deadly serious. We meant it all literally.



/левая или уж правая грудь?/


садится кобыль

* Brooks J. J. Hysteria or Enjoyment?: Recent Russian Actionism // Cultural Forms of Political Protest in Russia. Eds. Birgit Beumers, Alexander Etkind, Olga Gurova, and Sanna Turoma. London: Routledge, 2018.

Scene Four

You’ve got to go through a lot of sex to get to anti-sex.
– Valerie Solanas










The analyst:
ты хочешь коллективную чувственность?

The analyst:
смешная





The analyst:
ты хотела меня и было наплевать на других наверно







The analyst:
Другие только утверждали твою власть.








тогда спать с этим?

After the hangover, a Messenger chat:

The female who fucked me:
скажи мне что-нибудь, чтобы я заплакала. желательно безутешно.

/умное обсуждение особенностей романа без общего родного языка/







/пауза для названий имен/

/overlapping/







/overlapping/








ну ты сделало это
я плачу
ну вот

да.

целую
ты удивительное
я очень тебя люблю

сеанс заканчивается










The female who fucked me:
да может быть, и не хочу уже?








The female who fucked me: а с тобой, если честно отдать себе отчет в том, что ты говоришь, я вообще никогда не была, потому что мы не говорим на одном языке, – тогда
ДА




The female who fucked me:
Я ХОТЕЛА ТЕБЯ, И МНЕ БЫЛО НАПЛЕВАТЬ НА ДРУГИХ да да
да






спокойной! целую!

Scene Five


A dog’s wedding





Pushkin, Lenin, Platonov, Lacan
and other dwarves
crowd round watching









ты мне предал




я не твоe
нет, твоe









/мертвым голосом/

apprenticeship
violence
love
historical exchange
translation

/повышенным мертвым голосом/

and the
mutual
collaborative
toxic
desire /not/ to be fucked

/зловещим шепотом/



until we /don’t/ exist**

я твоe, но не только с тобой
и наши дети поженятся
винни пух и всё всё всё


сучка, сучка, иди сюда
ложись






whorish евнухи души
always room for more










я не твоя, гном*



ты мое
всегда мое

*Тимофеева О. Свободное падение // Shkura (2018).

**Wark M. Reverse Cowgirl. Southern Pasadena, CA: Semiotext(e), 2020.

Scene Six

лучший подарок
глубочайшая рана

to get into the groove
of the woman’s body
don it as a mask, an adornment








/мертвым голосом/

but but but
to do this as a corpse
as the chicken
who is dumb
legless
ribless
sleeping rough
in public toilets
soaked in chlorohexidine
unceremoniously aborted

/заклинательным голосом/

unconscious
unconscious
unconscious

/громче и громче/

fucking fucked fucking
fucked fucking fucked
fucking fucked fucking
fucked fucking fucked

и ебарь и ебомый
ебомое и ебарько
лучшее из сорока тысяч!

/детским нытьем/

a у меня только сорок блять ((

transactional
dildonic prop

снять с нее упаковку
само ее носить
so she can busy herself with other things

снова и снова
in all those rooms
so so many rooms





несоизмеримая тоска
with my legs in the air

🐈💥
🐈💥

прыжок и я в уме

stranded between
f*g and FD
𝛗2 and 𝛗3

Scene Seven

фундаментальная борьба
за метатранспозицию
испытывая интенсивную
физическую и психическую боль
мечтая об искуплении
полового различия как такового

not the mere love of bare life*

a диалектическая коллизия
невинности и повинности**

in our mythic ideology redemption was meant to
come come come

through queer-incestuous copulation




средний род
die wahre Mitte



/ bloße Liebe, bloßes Leben /


————- ( ) ——————–



encore encore encore***

we called it feeding each other
an other feed
to satiate the
sexual hunger
/not/ to be fucked

приютили банду хищных котов
в момент безумия
теперь им нужен иной корм
не селедка отравленная
всегда уже там
не пайка баланды
не-для-любовни_ц
в блокаду


иной

корм корм корм
квир-мама квир-мама квир-мама
корм корм корм
квир-мама квир-мама квир-мама

квир квир, ква ква
квир квир, ква ква

Находится ли этот корм только
В бессознательном?
Хорошо ли это для нас?





just fuck me
ничего не запомню

Can it be good for us
if we don’t remember?

I believe the female who fucked me was also
yes, she was also
on the cusp of unconsciousness
when we got married as dogs

though somehow she never slipped beyond
into my oblivion
and so could produce her text
from an other unconsciousness
not like mine
the source of
her hypersexual intensity
pansexual voracity

her fantastic passion
her fantastic passion
her fantastic passion
her fantastic passion
her fantastic passion
her fantastic passion
her fantastic passion
her fantastic passion
her fantastic passion
her fantastic passion****

look for unhappy love
in the anamnesis of the teenager
because, of course, all Soviet girls as one
could have done what she did
but not all of them did it

probably since she was eleven years old
in 1989 as the great dream collapsed
raped against some rusty siberian garage

/now is the time for your tears/

her fantastic passion
interspecific
even even even
interspecific

But I was the bottom
with the female who fucked me
she needed a bottom
someone to fuck the shit out of

like Othello’s goats and monkeys
now chicken corpses and dogs



even if she thought-bought
the fiction
that I was topping her

and, no, this didn’t make her male like me
but maybe it did in a higher sense
at a wider orbit of the spiral

/шепотом/

мне бы так хотелось увидеть ее на тестогеле
хотелo бы помазать ее им самo

*Benjamin W. The Concept of History // Selected Writings, vol. 4. Ed. Michael W. Jennings. Cambridge, MA: Harvard University Press, 2003. (Беньямин В. О понятии истории // Новое литературное обозрение 46 (2000). С. 81–90.)

**Платонов А. Счастливая Москва // Собрание. М.: Время, 2011.

***Lacan J. Encore: Le séminaire, livre XX. Paris: Éditions du Seuil, 1975.

****Kemper E. Interview, 1984, https://www.youtube.com/watch?v=tTnEY8y-p7M.

Scene Eight

I have most often been the bottom
in my sexual life
that’s just how it’s been for me
especially since 2012
when I started Celexa
and my body changed

с тех пор со мной так
фрустрированное нижнее
потому что никто не говорил этого
никто не говорил этого вслух

except for one late autumn month
one sweet and bloody month
November 16 to December 23, 2018
such unbearable sweetness
such sweet sweet blood
on Marata 33

until that month

/even though I am also hyper-pansexual/

I always felt weak

/unreliable, meager, impotent, boring/

in love

Scene Nine

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .



Pittsburgh, June–July 2020

Джоан Брукс