Иван Курбаков

Послеполуденный отдых будущего

Подготовка публикации: Екатерина Захаркив

Человеческий метеор — сборщик планетарного мёда.

Рене Шар

появляется птица

и тишина все-птица

и люди иногда её запев

а трель? а росчерк?

а свет её клюв?

быстрее чем тишина

твоя, человек

но у тебя есть прохлада взошедшего на гору дня

и есть те кто ничего не ищут
за пазухой они у тебя есть
сами себя они застают за нашим взглядом
когда он ничей

и птица слушает, птица слышит

оттого и поёт

(Лиссабон, январь 2019)


Роже Федерер

границы корта
расширяются

во время игры

есть точка сильнейшего сжатия

ровно!

капля полуденного пота
в зрачке мяченосца

троица


one of those Sally Mann photos

семья — это запретное слово, то бездна,
то та гора, куда уходишь,
чтобы в ней обрести сияние

и в час чумы
и в час перемены участи
и в час другому часу невидимый

неважно насколько эти пещеры и соты застланы вьющимся прошлым

так, застав друг друга живыми
мы ещё знаем как не смотреть на чужие фото

тот лес давно уже чёрно-белый
а этот — чьих-то невыцветающих глаз


зеркало форм

ангел рутины
спит беззаботно

непроницаемо
зеркало форм

белизна струн, спиралей
волны внутри деревьев хвойных, широколиственных
и годовые кольца пружинят.

видим ты
тем, на что смотришь не видя
вытолкнут 
вытянут им же

в хрупких хижинах

трата на мир огромна
а он в хрупком коконе
за сиянием рабочих столов
где смех смеётся поэтом

зимнее стояние солнца 
между ячейками хижин
было приказано им 
«царапайте небо, не дайте ему касаться земли»
но этот ландшафт — свиток Фу Си, 
загрейская трубочка памяти 
куда спешит покаяние

язычок её смерть для холодных времён
светонутро любовей


kissing knot

a kiss to reveal all knots
a yes to relieve all no

godspeed you us caretaker

приснился Эрнст Юнгер
методично идущий куда-то старик
в бесцветном костюме
с поседевшей улыбкой 
вернувшийся в этот мир по срочному делу
в обход транспортных систем
нашедший пару лесных лазеек
здесь он оставил не книгу а волнение длящееся дольше жизни
об этом он обронил пару фраз
что будут светиться среди обрушенных рекламных щитов 
вдоль шоссе уходящего в пасмурные сезоны небесных развязок
под шум заблудившихся вертолётов

godspeed you us caretaker
godspeed you us Лейланд Львиное Сердце

мир снимается с такой скоростью
что живые уже не справляются
и мёртвые приходят на помощь не спрашивай меня как
оставив свои бесконечности на день или два без присмотра
забывая закрыть за собой дверь
так что озадаченным владельцам чёрных склянок
все выходные будет сыпаться предварительная ласка сообщений с неизвестного номера
от возлюбленных прошлых и будущих жизней
собравшихся на самом главном музыкальном фестивале двадцать второго века
теперь все они алхимические гермафродиты и светел над ними
ещё более божественный ноунэйм


Дождь во время прямой трансляции Пасхальной службы в Ватикане

follow us on twitter and instagram
звучит голос уверенной девушки 
пока камера медленно скользит по деревянной скульптуре Христа

как медленно и методично снят этот дождь и роскошь
пустой разверстой площади с одиноким понтификом

кажется что вот-вот появится и запоёт Жак Брель

да, это тот самый дождь
что крошит статуи Острова Пасхи

Висячий мост

Мир соединяется и замыкается как кольцо.

Октавио Пас

Вот мост. Для его строительства привезли целые дни тишины

Между мной и тобой

Даже местоимения кажутся льдом

кристалл за кристаллом переходящими в воду

той самой реки, что будет течь

соединяя мосты только что возведённые


неопределенность мгновения

день гёльдернствует
истории ему не занимать
а ты целань, целань
в свою тетрадь

нет карантина, есть пустое небо
умой как следует свою звезду
экран растрескался её
попробуй заколдуй
как на горячий образ на неё подуй

падучая болезнь литературы
квартирных пустошей огни
и маска-гимн
послеполуденный отдых человека и птицы


корона равнины

протерозой
ци земли сгустилось

что значит время
внутри твоего далёкого сна?

у поэзии то форма дерева
то форма планеты

но язык, эта forma formans,
эта духоплацента

ещё ребенком я помню
своё впечатление от русского языка

– он словно ось исповедальная,
ускорение капель дождя, засевающих
тьму равнины, где в запустении, в лопухах
ржавеет корона крестьянская, сначала масленично-пасхальная
а затем папоротниковая,
неопалимое пальто, на котором не устаёшь застегивать пуговицы
с сукровицей на дыхании пойменных созвездий

и ступенчатый воздух
туда дальше

где уже другие языки и народы другие

и платоновская плазма идеи
и досократики дикари скрестившие кубки с мифическими императорами
поднебесной

кайрос и ойкумена
этимология одного и того же странствия

течение обстоятельств
их запруды и завихрения

где то и дело появляются птицы.

Иван Курбаков

Поэт, музыкант, сценарист, кинорежиссер. Родился и живет в Москве. Учился в Литературном институте (2006-2011), окончил факультет кинорежиссуры Московской школы нового кино (2013-2016). Помимо письма и кинематографа занимается электронной/экспериментальной музыкой, изучением цигун и внутренних стилей нэйгун. Стихи и эссе публиковались в альманахе [Транслит], на порталах Syg.ma и polutona. Автор книги стихов «Путь поет» (Арго-Риск, 2019). Главный редактор альманаха-огня.

Среди сольных и совместных музыкальных проектов: Ian Kubra (cd «current double, hermetic songs» 2018); mpala garoo (кассетные релизы, винил «ou du monde» 2012, cd «vaya adelante» 2019); kon tiki gemini (кассетные релизы); «Линга Шарира». Записи выходили в США, Канаде, Бельгии, Бразилии, Голландии.

Концерты, выставки и перформансы: в Галерее Ираги (Выставка «9 картин vaya adelante», 2020), галерее Фабула («Mirrored music», 2019), в Галерее на Солянке («Композиционная карта к поющему пути», 2019), в Электротеатре, Галерее Экспериментального звука (2017–2018), в Новом театре Пространства Наций (инсталляция «Вещи и направления», 2017).

Фильмография:

«Плерома», 2015
«Вещи и направления», 2017 (киноинсталляция)
«Человек растет во сне», 2018