Мария Вильковиская

некоторые отрывочные сведения

Подготовка публикации: Анна Глазова



***

лето имеет вход и выход
вход немного неприятный пока
поймешь что можно раздеться пока
отыщешь даркрум потом
правильное техно
дружественный танцпол разгоняется
с прайда самого долгого дня где
лежишь почти бездомна на травке
в облаке марихуаны вокруг
полицаи полураздетые люди флаги и вертолет
автоэтнографическая аргонавтика зеленый
человек рядом ползет по флагштоку гендерквирная улитка муравей
исследует ногу скоро родина и неизвестность планы карты ро(а)боты
облачный Бұлт* мечтанный
жара
жара как испытатель жара как эксперимент
(ходить все лето в одном платье только оно налезает)
((на этот раз жизнь уместилась в 6 больших коробок, 2 маленьких и 4 разновеликих чемодана))
в это лето поместится ль жизнь и чья она точно чужая
перечитывать Вульф думать о “своей комнате” снова как будто тринадцать
что значит быть бездомным
в двадцать не то же что быть в полтос
на который весь целиком похоже ощущаются эти тридцать
три или сколько там скажет неточно гидро мед центр
либо Кассандра что ошибается редко
выход из лета будет горяч и долог сентябрьским светом с дождем
восемь коробок два чемодана пять сумок гуд трип
кошка мама дочка сестра трава
в следующий раз давай смастерим костюмы
я Минотаврой побуду ты моей Ариадной
что осторожно спасает нас от всего в лабиринте лета

          * Бұлт – техноклуб в Алматы, буквально – “Облако”



***

две моих бабушки Аня и Маша
два моих дедушки Гриша и Яша
два моих свекра Сакен Обашевич и Геннадий Александрович
две моих свекрови Римма Халиловна и Ольга Федоровна
мои тещи Риза Таукешевна и Моника
мои тести Валентин не помню отчества эмигрировавший в соседнюю галактику
почти тридцать лет назад и Клаус

сестричка Аня и братик Паша
кузены Леша Сережа и Витя
кузины Марго, Катя, Наташа, Оля всех не упомнишь
Руфь моя иль ты приснилась мне?

четыре прабабушки Мальвина Прасковья Вера и Лизавета
четыре прадеда Эммануил Ерминингельд Сергей и неизвестный
в городе снова этом под боком мечеть и судебный пристав
у киски Габи опухла от катетера розовая лапка
кто-то говорит со мной в душном мареве непонятным
языком а я всё Руфь да Руфь
иль ты приснилась мне?



топор под кроватью матери

папа положил топор под кровать и велел маме
гнать им моего первого мужа если тот еще раз позвонит в дверь
и попросит ножовку (какую еще ножовку?)

под кроватью к тому же лежит лицом вниз зеркало с плохой амальгамой
от сглаза так посоветовал наш семейный психиатр терапевт массажист и иглоукалыватель
много лет назад
человека уж нет в живых а зеркало всё лежит
кажется оно даже переехало с мамой из квартиры в квартиру
как и топор то есть топор как переход в наступление я не знаю почему топор второй раз
топор был завещан
папой маме для самозащиты от второго зятя мужа моей сестры который
в пьяном виде один раз побил папу и маму и выгнал на мороз и с тех пор
является нашим основным семейным пугалом

я не могу представить папу вручающего маме топор
что до сих пор лежит у нее под кроватью
символом канувшего прошлого
что душит нас своей пылью непрощением непроговоренностью скрытностью
бессилием и неспособностью сублимировать причиненную боль
мама даже катушку красных ниток не может из-под кровати достать
какой еще топор

пытаюсь представить папу с топором
пытаюсь представить маму с топором
вижу нас с сестрой с топором который лежит на перевернутом зеркале
пытаюсь говорить с мамой про топор
пытаюсь выбросить топор (нельзя! никому не мешает! завещание папы! цепляние за топор!
топор как ценность как драгоценность как приглашение к безоглядному действию)
пытаюсь распутать топор всматриваясь в зеркало от сглаза
пытаюсь понять логику топора но это увы невозможно
папу не спросишь мамина реальность искажена плохой амальгамой
зеркала от сглаза
темное прошлое довлеет и давит и мама объясняет своей помощнице Наташе
что топор ей дал папа чтобы рубить поганых зятьёв

сижу за столом за этим странным топорным разговором
лежу ничком возле маминой кровати вдыхая запах топора и скребу поплывшую амальгаму
пытаюсь вместить топор поместить его внутрь немного плачу

под кроватью еще лежат ходунки и тюбик троксевазина
отчего меня так рвет на клочки от этого топора?
ведь он не стреляет в последнем акте
просто лежит под кроватью матери
как тупое зло завернутое
в паутину потерь и патину ошибок молодости
почему топор?
хорошо что у нас нет разрешения
на ношение но только предполагаемое завещание топора
его тень его след его знак
в серой подкроватной пыли



некоторые отрывочные сведения:

мои родители были советскими инженерами
они познакомились на стройке коммунизма Братской ГЭС
когда должна была родиться моя старшая сестра они перебрались в Алма-Ату
где в то время осела семья отца бежавшая из Москвы от сталинского террора
некоторое время спустя в конце шестидесятых годов прошлого века
мои бабка и дед получили трехкомнатную квартиру
в “золотом квадрате” на пересечении улиц Пушкина и Красина
я до сих пор вижу те стены во сне хотя квартиру продали в конце прошлого тысячелетия
можно ли считать меня потомицей белых колонизаторов?

один раз очень известные trans black активист_ка обвинили меня и небольшую группу трансинклюзивных феминисток в том что мы белые колонизаторки
мужчин из казахстанской группы трансподдержки они обвинили в том же
(словно бы трансмужчины это агенты патриархата)
семинар который они должны были вести не состоялся
состоялась только фотосессия самих активист_ки и нескольких трансженщин
которых они определили как небелых и достойных общения с ними
фотосессия на фоне заснеженных гор Заилийского Алатау
хорошо помню желтую матовую помаду на лице звезды
свою растерянность и понимание того
что я ничего не могу объяснить выпускнику Беркли
смогут ли угнетенные заговорить
сами за себя?

я никогда не учила серьезно казахский язык
у меня никогда не было мотивации учить казахский язык
некоторые мои близкие люди будучи целиком или наполовину казахами не говорят на казахском языке
их называют “шала-казахи”
“шала” означает “полу-” или “недо-” с негативной коннотацией
мы пытаемся выпускать журнал под названьем “Шалазин”
моя дочь хорошо говорила на казахском пока в пятом классе не сменилась учительница
которая давила с родителей неказахоязычных учеников взятки за хорошие оценки
надо было купить у нее продукцию фирмы Орифлейм на определенную сумму
экзамен по казахскому в консерватории имени Курмангазы
стоил мне двадцать долларов плюс упаковку хорошего чая плюс поход на концерт сына преподавательницы
(она стояла с блокнотом у входа в центральный концертный зал и записывала тех кто пришел)
может ли человек дававшая взятки разоблачать коррупцию?

я белая в Австрии пока не открою рот
иногда и этого не требуется просто протянешь свой аусвайс и к тебе уже определенное отношение
за три года жизни в Вене я переезжала шесть раз
мне больше нравится жить в мигрантских чем в белых районах
я люблю болтать с черными дилерами возле клубов
меня никогда не дергали за волосы и не выбивали из рук телефон
как случалось здесь с моими небелыми подругами
у нас есть словесная реакционная игра “понаехали тут в нашу Вену”
я скриплю зубами от постов в группе “Русские в Вене”
сейчас я живу в венском еврейском районе и невольно улыбаюсь хасидским шапкам и сюртукам
часть моих предков скрывали свое еврейство особенно в советское время
мой коллега в алматинском оперном театре
Эдуард Семёнович Блёнд регулярно спрашивал меня Машка ну ты же из наших
его самого выжил с места концертмейстера вторых скрипок дирижер-антисемит
мне нравилось что в Алматы австрийскую визу выдавало венгерское консульство
деколониальный поворот в отдельно взятой распавшейся империи
в моем советском детстве мы никогда не знали кто какой национальности
как вы относитесь к книге Терри Мартина “Империя положительной деятельности”?

отчет космической экспедиции на планету Земля звездного кластера Ланиакея:
планета полностью колонизирована видом Homo sapiens
осталась свободной только небольшая территория вокруг Южного полюса
покрытая льдами
остальная суша поделена на так называемые Nation States
доминирующий вид установил на этих участках свои порядки
часть живых существ населяющих планету помещена в концентрационные лагеря в рамках “аграрного комплекса”
другие виды истребляются и вымирают по вине земных колонизаторов
равнозначна ли разумность способности угнетать других?

Мария Вильковиская

Художница, кураторка, поэтесса. Родилась в Алма-Ате при социализме. Окончила алматинскую государственную консерваторию им. Курмангазы, литературную школу «Мусагет» (2008), Московскую Летнюю Кураторскую школу (2013).

С 2011 года курирует выставки и образовательные проекты в области современного искусства. С 2012 г. совместно с Руфью Дженрбековой сотрудничает с воображаемой  институцией под названием Креольски культурный центр. Среди проектов — феминистские выставки «Второй пол» (2013), «Женское Дело» (2013), Летняя школа современного искусства (2013), квир-феминистский поэтический сборник «Ышшо Одна» (2016), сборник квир-поэзии «Под одной обложкой» (2018).

Участница первого алматинского слэма, поэтических  фестивалей «Полифония» и «Созыв».  Публиковалась в журналах и на платформах «Ф-Письмо», «Артикуляция», «Литеrrатура», «Воздух», «Новый Мир», «TextOnly», «Аполлинарий», «Знаки», газете «Ышшо Одын», «Мегалит».  Книга стихотворений «Именно с этого места» (Алматы, 2014).

Живет и работает в Алматы и Вене.