Александр Смирнов

Эскиз глаза

Подготовка публикации: Янис Синайко

*

часто что прежде что привидение часто из мытого мяса где не делаешь где
неплохо из-за апатичного наблюдения плавления связей
нежной восприимчивости белая крыса
и должен вне жестоко привязанность век ощутить чистый порез клитора

я прошу чтобы ты прежде закрывая веки чуткое инкогнито ты
и оставалось жить недолго с первого взгляда как клеточный сад сенсорной казни

для истории больше не доступно вниз задета на мягких частях не смотри вниз это

в бессознательном сбоку изнасилованного может и между придавать и
выебать между предметов между быстро кончить от боли вниз между
встречами говорить о опасениях в центре классификации рефлексов

и панической атаки говорить на полусловах о нагромождениях органов другого
нужно предать все переводя в задачи корректности

карта эвтаназии чтобы время как таковое
чтобы изложено первоначальное раскаяния нечеловеческого
самое равное обнаружения отправляется от нервов в теплицы ряд

различия экспертизы иначе нельзя дышать с опозданием
стоит зашить ноздри

*

фигура сказана от достаточного не отличая две вещи
корень стула тщательно впредь с помощью что есть скрытая только есть
противоположный светильник образования портрета стаи тромбов его экран
обратного утра близость одного совокупления букв с высокомерной (анти)плотью
на основании и их ветхость пишет желание чтобы разбитые на мгновение это и это
в положение рака постепенно не могу чтобы еще
и еще исследования погребения мазохизм роженицы

*

шшш животное зарывая эскиз глаза обратно и выход очень охуевший выход нас
(и шел и шел) у тебя один от аудиозаписи пятно он и

рот в изгибе политической машины
вид гемоглобин [бордовое острие

твой разбор самочувствия] позже чем требование чем нужно при себе
чем пред-положить не будет нас

на твое слитное лоб пятно
он выбрал на рукава стягивать его след лба

представлен еще сначала
в след кубика

* * *

как концовка в стихотворении, которое говоря мы нечеткий гул перемещая на
слизистой оболочке эффект ненависти и общая работа в надрыв живота
которая должна научить взорваться живот и все это утверждение
предпочтительно о глотке слюны в прихожей в возбуждении из переговоров с
заложником и когда\ аналогично

сигнификация /и сделана версия пространства как спальный район в доверии

сцеживать молочные железы с кровью глубоко на злоебучем морозе до
появления названия против выбора теории повседневности между тем и
почему и потом как будто вопреки воды набирается ванна

* * *

признания ответить это самозащита с одного конца бельевой веревки перед
операцией поместить из реальности пациента

снятия с силой одного с другого после —

любовь у тела и блеск архитектуры вскрытия письменность уничтожает доказательства –
в соответствии суставы объявления расклеены по периметру заимствования
в теплом и целом живом участке снаружи
для пересадки и край сердца и

я больше так не буду это неправильные русские слова
где где-то горит образ здания и все c ним рядом объясняют кино

они скоро придут потому что
когда причиняешь и видно тебе что будет второй дождь и нальет кость

мне нравится около голосовых связок кино и мир на грани лимфатической системы
и нет не в безопасности было время считать разделенным вплоть до озарения хирургического вмешательства
спустя кислород раскаленные губы бессловесного
несколько раз допускать пытать собственные удовольствия под наркотиками и по поводу только
чтобы кончалось неизвестно в характеристике темного принуждения из уст в уста далее
потерпевший в замирании падающих синих лепестков
в сокращении ленты памяти пламя
демоны стали весной

*

длина канала уменьшается: подтек смолы

автоответчик и соглашался и объект из пуговиц освобождается напиши мне
ты стал цветом

что перепутать выставить как тоже сдавленные ребра раскаленными фибрами лета

закрытые чем видят в закрытой
и катышки творчества трупа вокруг которого костер очищения влево вправо влево вправо и
приятное возмещение и маленький язычок внутри и шея просвечивает
в фиолетовой статуей леса сквозь выделения ужаса покрытия любви

черные озера звезд горят в спелом рисунке черепа ангела

Александр Смирнов

Родился в 1992 году. Живет в Екатеринбурге. Закончил филологический факультет УрГПУ. Стихи публиковались в журналах «Воздух», «Новая юность», «Новая реальность» и др. Автор книги «Застывшая местность» (Екатеринбург: Полифем, 2015). Лонг-лист премии Евгения Туренко (2016) и премии Аркадия Драгомощенко (2017, 2019).